Экспертно
11.10.2015

Доктор Муслим Муслимов: «В наших клиниках аборты не делались никогда!»

М. Муслимов


Интервью с Муслимом Ильясовичем Муслимовым открывает цикл материалов о тех российских врачах, которые по принципиальным причинам отказались делать аборты, либо лично, либо в тех частных клиниках, которые они создали.

«Сохраним жизнь вместе» планирует рассказать о всех клиниках, где можно наблюдаться, не думая о том, что один и тот же врач одного ребенка спасает, а другого – абортирует и приложить все возможные усилия к тому, чтобы таких мест стало больше.

— Муслим Ильясович, созданная вами Клиника №1 в Люблино была первым и единственным местом «свободным от абортов», которое нам удалось найти вне религиозной жизни Москвы. Пожалуйста, расскажите о ней и вашем опыте отказа от абортов.

— Нас два брата, Владислав и Муслим, и у нас две клиники, в Химках и в Люблино, в обеих аборты не делаются. Почему? Наверное, тут в первую очередь нужно говорить об общих ценностях врачебного образования и нашей специальности как таковой. Мы выходцы из военной медицины, основные навыки получали на базе Госпиталя Вишневского, оба заканчивали Институт усовершенствования врачей Министерства обороны и, собственно, поэтому основываемся на тех ценностях, которые приняты в военно-врачебной среде: качество медицинской помощи, целесообразность принятых диагностических мер, формат «не навреди», который всецело пронзает мышление любого специалиста и задача максимальной помощи пациенту. На фоне этого аборт для нас противоречит ценностям белого халата, который должен нести здоровье, а не забирать его. Как вы понимаете, с 2008 года, когда открылась первая клиника в Химках и сразу было принято решение не делать аборты (то есть мы их не делали никогда!), мы пережили множество дискуссий. Приходили к нам работать гинекологи и просили внедрить эту услугу, ведь это очень существенная доля материальной выручки, но мы ни разу не сомневались и абсолютно осознанно отказались от этих финансовых приобретений.

Аборты, на мой взгляд, несут безусловный вред матери. Ни вакуумный, ни фарм аборт не могут быть безвредными для здоровья пациентки.

Существует интересная статистика: 40% женщин, планирующих прервать беременность, при легком психологическом разговоре даже со стороны врача-гинеколога меняют свое решение и оставляют ребенка. Это очень существенный процент и, на мой взгляд, аборты нужно категорически запретить, чтобы они не проводились вообще! Оставить 2-3 узкоспециализированных медицинских центра, которые очень вдумчиво определяли бы осложнения, которые ведут к необходимости аборта, дабы спасти жизнь матери. Сейчас же у нас действует большой теневой рынок тех клиник, которые делают аборты даже без лицензии, огромное количество знахарей, бывших врачей, медсестер, которые назначают абортивные препараты, женщины, рискуя жизнью, принимают их дома, и все это ради наживы. И это ни для кого не секрет.

— То есть отказ от абортов – это исключительно ваше профессиональное решение? Семейное воспитание, религиозные взгляды не играли роли?

— Безусловно, все сопутствующие факторы тоже сыграли свою роль. Религиозный, например, не стоит глобально, но имеет место быть, причем присоединился он уже много позже принятого решения.

Аборт – разрешен как медицинская процедура, но это не медицина! Он не является истинной помощью! Мы не хотим строить бизнес так, чтобы на нем отражался формат абортария, который не просто не приносит пользы, а вредит. Ведь принцип комплиментарности отделений клиники между собой никто не отменял, если врач может позволить себе зарабатывать деньги на абортах, то он может принимать и другие неверные решения. Поэтому мы отказались от этого. И стараемся индивидуально подходить к каждому пациенту, входя в его ситуацию.

И еще, немаловажно сказать о социальной ответственности. Есть два основных слоя пациенток, которые прибегают к аборту: те, у кого достаток ниже среднего и они не готовы содержать ребенка (обычно это девочки до 22 лет) и те женщины, у которых уже достаточно детей и они имеют незапланированную беременность. Последние в большей степени поддаются курации. Выход, на самом деле, достаточно простой: нужны психологические центры, где квалифицированный специалист поговорит с беременной женщиной, успех такой работы будет очень большим.

Ну и, конечно, нас заботит демографическая ситуация в стране. Мы патриоты, и уверены, что отказ от абортов – это наш небольшой вклад в увеличение коренного населения России. Мы кому-то окажем – и, возможно, благодаря этому на свет появится новый человек!

— Пытаетесь ли вы не просто отказаться от проведения аборта, но и вовсе отговорить от него обратившуюся к вам в клинику женщину?

— Нельзя сказать, что мы этим профессионально занимаемся, ведь с такими направлениями до нас многие не доходят просто потому, что получают отказ на уровне call-центра и администратора, но если это получается само собой, когда пациент лечится у нас долгое время и заходит в кабинет врача с таким вопросом, то врач постарается разобраться в ситуации и не допустить аборта. Но мы не собираем статистику, не ведем тотальную просветительскую работу, мы отвечаем только за свои клиники.

— Изучали ли вы зарубежный опыт abortion free clinics?

— Какая-то информация у нас была, но мы тотально не погружались в проблему. Знаю, что в Нидерландах существуют центры помощи женщинам, которые хотят сделать аборт. Очень распространены такие психологические практики в Америке. Там вообще комплексный подход: женщину не бросают и после того, как она родит, причем это государственные программы, женщины получают такую помощь бесплатно.

Сказать о том, что мы относимся к pro-life движению, я не могу. Но я уверен, что у нас в России достаточно светлых голов, которые могли бы сделать такое движение и действовать исходя из его принципов.

— Муслим Ильясович, мы думаем над тем, чтобы как-то объединить те немногие пока российские клиники, которые принципиально отказались от абортов. Создать базу в интернете, придумать эмблему. Вы бы участвовали в таком проекте?

— Да, я бы рассматривал такое участие, если бы это была не калька с Америки, а наш, российский проект. Не то, чтобы я против Америки, просто считаю, что что-то ценное надо разрабатывать внутри страны, чтобы идти от основы, а не строить на чужом базисе. Я бы не стал работать в модели, взятой со Штатов или с Европы. Я считаю, что нам нужно добиваться, чтобы на рынке появился критерий оценки клиник, одним из пунктов которого станет отказ от абортов. И тогда клиники, поверьте мне, просто окажутся от абортов, особенно если идею поддержат такие программы, как «Пусть говорят».

— Вы сказали, что не ведете точной статистики, но наверняка есть хотя бы примерные цифры: скольким пациентам вы отказываете в аборте?

— 60-80 потребителей услуг на две клиники в месяц.

— Есть ли у вас пациенты, которые перешли в вашу клинику именно потому, что в ней не делаются аборты? Знаю, например, что многие верующие или впечатлительные женщины хотели бы лечиться там, где за стенкой не прерывают жизни.

— Дело в том, что мы не рекламируем себя с этой стороны, вообще никак. Поэтому я даже удивился, как вы меня нашли. То есть позиция такая: мы не скрываем своих принципов (я же даю вам интервью), но и не закладываем их в promo. Не рекламируем этого направления.

— Спасибо! Мне бы хотелось задать вам более личный вопрос: есть ли на вашем профессиональном и личном счету дети, рожденные благодаря тому, что вы дали человеческий совет или врачебную рекомендацию их матери не делать аборт?

— Конечно, есть! Это и знакомые-друзья, и пациенты. Вообще, я никогда не думал об этом, но сейчас, когда вы спросили, вспомнил этих детей и, конечно, внутренне улыбнулся. В это же ряд я бы поставил и тех деток, которые родились благодаря тому, что мы вылечили их мать от заболевания, помогли зачать и сохранить беременность – их очень много, через нас проходит 6000 человек в месяц. Поэтому времени «медитировать» на эти успехи просто не хватает.

— Я не сомневаюсь в том, что врач, не делающий абортов, с большим успехом лечит женщину, это чувствуется даже на интуитивном уровне. Благодарю вас за рассказ об этом с профессиональной точки зрения. Надеюсь, «Сохраним жизнь вместе» найдет в лице вашей клиники многолетнего партнера по продвижению идеи отказа от абортов.

— Да, мы можем работать в этом плане. У нас достаточно хорошие контакты с Минздравом, с различными общественными организациями, с Комитетом Госдумы по охране здоровья, с рабочими группами при Минздраве, в некоторых из них я являюсь экспертом. У нас есть ассоциация молодых управленцев в сфере здравоохранения – это 20 активных молодых людей, которые мне близки по взглядам, они патриоты. Кстати, 4 ноября мы участвуем в шествии и приглашаем вас присоединиться.

comments powered by HyperComments

Есть вопросы? Мы всегда на связи!

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАС: