Новости
04.09.2015

Патриарх Кирилл рассказал о способах помощи кризисным беременным

Патриарх Кирилл1

С 1 по 3 сентября в Москве проходил V Общецерковный съезд по социальному служению. В заключительный день работы съезда его участников приветствовал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Предстоятель Русской Церкви ответил на вопросы делегатов съезда. Часть вопросов были о противоабортной программе Церкви.

Священник Владимир, Москва.

– В общине нашей уже пять лет действует программа против абортов. Это то, о чем вы говорили. Ещё до официальной регистрации подворья мы начали заниматься этой деятельностью и помогать материально тем девочкам, которые отказывались от аборта из-за тяжелых материальных положений. За эти пять лет прошло чуть меньше 50 человек через эту программу, 50 спасенных жизней. Говорили про 27 организаций. При каждом храме очень просто организовать такую программу, она ничего не требует, потому что люди на это жертвуют с гораздо большей радостью, чем на всё остальное. Многие потом становятся воспреемниками этих детей, которые родились благодаря их участию. Но эти женщины, о которых вы сначала говорили, которые приходят с тяжестью совершенного когда-то греха, аборта, они тоже с радостью включаются в такую программу и помогают этим людям. И это позволило создать общину единомышленников вокруг подворья. И мне кажется, что просто в любом храме только попробовать начать с малого, мы тоже начинали с пяти человек, как это всё станет абсолютно возможным. А главное, если это будет во многих храмах, то это станет программой общецерковной, и получит очень большую известность. Нам тяжело, никому мы не отказали, сколько обращалось. Если начать хотя бы с московской епархии, тогда и известность будет значительно выше, и обращений выше.

– Совершенно верно. Спасибо вам, что рассказали о делах, которые вы совершаете. Здесь я вижу необходимость связывать работу таких приютов с консультативной деятельностью учреждений, куда обращаются с просьбой произвести аборт. Потому что должен быть выход на тех, кто собирается сделать аборт. Если наши группы будут жить своей жизнью, и если туда будут обращаться отдельные особы, которые случайно узнали об этом от соседей, от бабушек, от матерей, то у нас такого охвата большого не получится. Я согласен, что должны быть разные организации, и более крупные, но и такие, как у вас. 10 человек в год – это очень хороший показатель для прихода.

Святое дело, действительно, 50 жизней. По моей статистике за последний год во всей Русской Церкви было спасено 15 тыс. жизней. 15 тыс. – это тоже небольшой вклад в демографию, но ведь 15 тыс. – это дивизия. Даже если мальчики и девочки, это много. Уже надо низко поклониться всем тем, кто работает в этой области. Но мы хотим, чтобы было не 15 тыс., а на порядки больше. И для этого нужно, я согласен, при храмах должны быть такие группы поддержки. Но должны быть и епархиальные центры, которые бы получали финансирование из епархии, чтобы государство или местные власти помогали. И чтобы у этих центров была связь с учреждениями, где производят аборты.

 

Каменская епархия, Галахова Людмила Александровна, руководитель отдела социального служения.

– Ваше Святейшество, вы сейчас в своем докладе отметили, какую роль играет работа с семьей, и особенно с теми женщинами, которые приняли решение совершать аборты. Также вы назвали то небольшое количество городов, в которых открыты дома для мам. Мы видим, какое пристальное внимание вы лично уделяете пагубности абортов. Мы в своей Каменской епархии тоже сейчас принимаем решение о том, чтобы открыть такой дом для мам. Можно ли епархиям надеяться, что будет дополнительное финансирование, если будут открываться такие дома для мам? Спасибо.

– Я исхожу из того, что всегда нужно проявлять инициативу, даже несмотря на неясность финансовой ситуации. Этот подход, конечно, не очень прагматический, и в светском мире так не поступают. А я всю жизнь так поступал. Я начинал строить храм без копейки денег. И построил, не я лично, а возглавляемая мной епархия уже сотни. Но никогда никто не пришел и не сказал, что вот у меня деньги, давайте построим храм.

Более того, если такое и происходит, то всегда плохо кончается. Потому что наши церковные проекты важны не только на том этапе, когда всё уже завершено и проект начинает реализовываться, а по мере создания проекта. Важен не только храм, важно строительство храма. Вот сейчас по городу Москве я вижу, что происходит. Еще не храм, еще сарайчик – сотни людей.

Посещая один из наших новых районов, где строится такой храм, в Великую Субботу я видел перед собой дивную картину: сотни людей со светлыми лицами пришли к этому строящемуся храму. Тогда я пожалел, что не взял с собой никого из критиков, которые выступают против строительства новых храмов в Москве. Потому что надо было видеть этих людей. И подумал, что само по себе строительство является очень важным фактором мобилизации. Эти проекты нужно в первую очередь использовать для вовлечения людей. А потом или параллельно ставить задачи для епархиального руководства.

Думаю, до всего епископата РПЦ сегодня дойдут слова, которые я сказал, и ваши резолюции. Кроме того, у нас есть синодальный отдел, который всегда может соответствующим образом воздействовать на местную ситуацию, порекомендовать правящему архиерею какие-то действия.

И теперь, как вы слышали, принятый в РФ закон открывает возможности во взаимодействии с государством, в том числе в получении финансовых средств. Но никогда нельзя ставить телегу впереди лошади. Вначале мы должны начинать работать, и параллельно решать финансовые вопросы. Но никогда не говорить так, что когда у нас появятся деньги, вот тогда мы приют для мам и откроем. Уверяю вас, мы тогда долгие годы никаких приютов не откроем. А начинать надо с самого скромного. Нету денег – какое-то небольшое пространство. Несколько комнат. Несколько энтузиастов начали работать.

И добрые дела всегда привлекают других. Поэтому я глубоко убежден, что на такого рода социальную деятельность найдутся средства.

Приведу пример. Собрали 120 млн на помощь беженцам с Украины. Может, в масштабах государства это небольшая сумма, а в масштабах Церкви это серьезная сумма. Причем это не какие-то фирмы и банки жертвовали, это просто каждый человек от себя жертвовал. Вот почему эта жертва – жертва вдовицы, лепта вдовицы здесь. Сам сбор имел большое значение, потому что человек жертвующий солидаризируется с теми, кому направляются его средства.

Вспомните притчу о милосердном самарянине: кто твой ближний? Тот, кто сделал тебе добро. Мы становимся ближними друг к другу, когда по отношению друг к другу делаем добро. Поэтому глубоко убежден, что средства найдутся, если у нас будет сильная вера и достаточная решимость осуществить намеченное.

comments powered by HyperComments

Есть вопросы? Мы всегда на связи!

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАС: