История о жизни Новости
14.09.2015

Жизнь вопреки солевому аборту

Меллиса Оуден

Мелиссу Оуден хотела абортировать собственная мать, но аборт не получился и Мелисса выжила. Свою жизнь она посвятила борьбе за права нерожденных детей. Сегодня она дает свидетельские показания в Конгрессе США в ходе расследования деятельности Федерации планирования семьи. Эту организацию обвиняют в продаже органов абортированных детей.

«Господин Председатель и представители! Благодарю Вас за то, что Вы слушаете меня сегодня.

327653 – вот количество абортов, совершенных в учреждениях этой организации, названное в финансовом отчете «Федерацией планирования семьи». Исходя из этих данных, можно утверждать, что ежедневно жизнь 897 детей прекращается в результате аборта, совершенного Федерацией планирования семьи. Почему мне кажется это ужасным? Потому что у меня много общего с этими детьми. Меня хотели сделать одной из них. Предполагалось, что я останусь только цифрой статистических данных, но по милости Бога, я смогла стать чем-то большим, чем статистические данные: сегодня я пришла к вам как жена, мать, дочь, сестра, магистр социальной работы и – да, как уцелевшая при аборте. Некачественно выполненный аборт, вызванное им ужасное осложнение, – все это я, ребенок, оставшийся в живых. Если Вы посмотрите на экран, в моей медицинской карте за 1977 год вы можете увидеть слова, примерно в середине текста: «Была сделана солевая инъекция для произведения аборта, но неудачно». В другом месте карты вы сможете прочитать, что осложнением беременности моей матери был аборт посредством солевой инъекции. Это точно: солевая инъекция осложняет беременность! Мне потребовались многие годы на то, раскрыть секрет моего появления на свет, установить контакт с моей биологической семьей и даже с теми медиками, которые позаботились обо мне. У меня еще остается много вопросов, но  точно знаю, что тем абортом предполагалось прервать мою жизнь и даже после того, как я уцелела, моя жизнь все еще оставалась в опасности. Сейчас глядя на меня, вы этого не скажете, но в августе 1977 года я пережила аборт посредством солевой инъекции.

Как уже говорила Джианна, аборт посредством солевой инъекции подразумевает введение токсичного солевого раствора в амниотическую жидкость, окружающую ребенка до рождения. Это делается для того, чтобы ребенок умер от отравления. Несколько дней я погибала в этом ядовитом растворе, на пятый день процедуры моя биологическая мать, которая была девятнадцатилетней студенткой университета, родила меня после искусственной стимуляции родовой деятельности. Предполагалось, что в тот день я рожусь мертвой – тогда я считалась бы удачным абортом.

В 2013 году общаясь с семьей моей биологической матери, я узнала, что ее не только заставили сделать этот аборт против собственной воли в возрасте 19 лет, но  также и то, что ее мать, моя биологическая бабушка, была той медсестрой, которая в этой последней стадии процедуры аборта помогала «рожать» меня в больнице святого Луки, Су-сити, штат Айова. К сожалению, я узнала также, что когда моя бабушка поняла, что аборт не удался, и я не погибла, она потребовала, чтобы меня оставили умирать. Я, наверное, никогда не узнаю, как именно две дежурившие в тот день медсестры узнали обо мне, но я знаю, что именно их решимость бороться за то, чтобы мне была оказана медицинская помощь, в конечном итоге сохранила мою жизнь.
Я знаю, где оставляли умирать подобных мне детей в больнице святого Луки. Я встретила там медсестру, которая в 1976 году участвовала в «рождении» такого ребенка. Это был мальчик, который родился в результате неудачного солевого аборта. Но она последовала приказам своего руководства и положила его в складском помещении в ведро с формальдегидом, откуда потом его забрали, чтобы выкинуть как медицинский мусор. Там его оставили умирать в одиночестве. Мне тоже было суждено ведро с формальдегидом в подсобном помещении после того, как я пережила эту неудачную попытку аборта. Я весила немного меньше трех фунтов, когда уцелела, у меня были проблемы с дыханием и припадки на протяжении долгого времени, и одна из первых записей в моей медицинской карте говорит, что выглядела так, как будто родилась на  32-й неделе беременности. Несмотря на то, что я чудесным образом уцелела, врачебный прогноз относительно моей жизни первоначально был неутешительным. Удочерившим меня родителям сказали, что я всю жизнь буду инвалидом. Но вот я сегодня перед вами – и я совершенно здорова. В сегодняшнем мире не только не принято говорить о том, как кончается жизнь подобных мне детей. Не принято обсуждать и что происходит с детьми, которым, как мне, удалось уцелеть.

Я уверяю вас, такие, как я, есть среди ваших друзей, соседей, коллег по работе и, проходя мимо нас на улице, вы никогда не догадаетесь, через что нам пришлось пройти. В своей работе в качестве основателя Сети уцелевших от аборта мне удалось контакт с 203 подобными мне уцелевшими. Письма от некоторых из них представлены настоящему комитету.

Я хочу привлечь внимание к моей истории не только для того, чтобы высветить тот ужас абортов, которые совершаются в учреждениях Федерации планирования семьи, но и для того, чтобы другие подобные мне уцелевшие были услышаны, и прежде всего для того, чтобы сотни тысяч детей, чья жизнь будет прервана Федерацией планирования семьи в одном только этом году, обрели имя, лицо и голос.

Я призываю вас помнить о моей истории и истории Джианны, когда вы будете рассматривать ужасы, совершаемые этой организацией на повседневной основе. Мы обе уцелели при аборте, совершенном не Федерацией планирования семьи, но вероятность уцелеть у нас была такая же низкая, как у тех, с кем это происходит в ее учреждениях. Мне кажется, если бы моя биологическая мать сделала аборт в клинике планирования семьи, я сегодня не была бы здесь. Совершая более 300000 абортов в год, они обладают всем необходимым опытом, чтобы обеспечить невозможность появления таких «неудач», как я. Я такая же американка и такой же человек, как вы, поэтому я заслуживаю такого же права на жизнь, такой же защиты со стороны закона, как любой и каждый из вас. Мы живем в такое время, когда не только не существует такой защиты, но когда деньги из моих – и ваших – налогов идут на финансирование той самой организации, которая осуществляла процедуры, направленные на то, чтобы лишить меня жизни. И это должно быть прекращено».

Расследование в Конгрессе были инициировано после того, как Центр Медицинского Прогресса выпустил серию документальных видео, посвященных продаже абортированных детей и их органов Федерацией планирования семьи. Петицию к Конгрессу можно подписать здесь. К настоящему моменту опубликовано 9 видео:

  • Первое видео: доктор Дебора Нукатола, сотрудник Федерации планирования семьи, комментирует: «На хорошо удается доставать сердце, легкие, печень, потому что мы специалисты. Мы знаем, где вырезать, может быть повыше, или пониже, чтобы вынуть орган целым».
  • Второе видео: сотрудник Федерации планирования семьи доктор Мэри Гэттер заказывает «Ламборджини» в ходе переговоров о лучшей цене за детские органы.
  • Третье видео: Холли О’Доннел, бывший работник компании «Стэм экспресс», описывает свое участие в злодеяниях и как она упала в обморок, имея дело с ногами ребенка.
  • Четвертое видео: доктор Савита Гинде, ФПС, утверждает: «Мы не хотим назначать какую-то определенную цену за каждого ребенка, например, $200. Нам намного удобнее получать за каждый орган, тогда имеет смысл постараться вынуть все, что можно». Глядя на тарелку с эмбриональными почками, они смеется, заверяя, что они подойдут.
  • Пятое видео: Мелисса Фаррелл, ФПС, Хьюстон, похваляется, что ФПС удается заполучить «целые трупы плодов», и описывает, как «Исследовательский департамент» их учреждения, «крупнейший в США», «вносит большой вклад» в развитие организации.
  • Шестое видео: Холли О’Доннелл описывает, как медработники забирают фетальные органы без согласия пациента: «Иногда они просто забирали то, что им нужно, а матери ничего не знали и никак не могли узнать об этом».
  • Седьмое видео: Холли О’Доннелл описывает, как забираются органы у совершенно целого ребенка, абортированного на позднем сроке в клинике ФПС Мар-Монте Аламеда в Сан-Хосе, Калифорния. «Хочешь покажу тебе что-то крутое? – спросила меня руководительница. Она стукнула по сердцу – и оно начало биться. И вот передо мной этот плод – и его сердце бьется – и я не знаю, что думать.
  • Восьмое видео: руководитель компании Стэм-экспресс кейт Дайер признает, что ФПС продает много совершенно целых абортированных детей.
  • Девятое видео: медицинский директор ФПС обсуждает продажу совершающей аборты компанией целых абортированных детей – в том числе такого, который только что выпал из утробы.

 Перевел Кирил Меламуд специально для «Сохраним жизнь вместе».

comments powered by HyperComments

Есть вопросы? Мы всегда на связи!

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАС: